1.2.3. Международные связи Древней Руси.

Для первых 200 лет русской истории можно указать два основных направления внешней политики. Первое из них — это Византия и сопредельные страны Востока. Военные походы и попытки русских князей укрепить свои позиции в устьях Днепра и Днестра, в Крыму, на Тамани периодически приводили к военным конфликтам с Византийской империей — в 907, 911, 941, 944 гг. Каждый раз заключение мирных договоров сопровождалось установлением более или менее выгодных для русских условий торговых связей с Константинополем. Так, по договору 944 г. русские купцы — послы должны были предъявить грамоты от князя, после чего они и получали специальное посольское содержание. Они жили на своем подворье в предместье Константинополя, подчинялись правилам перемещения в городе (группами, без оружия и в сопровождении чиновников), платили пошлины и получали на обратную дорогу продовольствие и снаряжение от греческих властей.

В области политической договоры, как правило, закрепляли союзнические отношения, следствием чего стали походы русских дружин в 909-913 и 945 гг. на Каспий против врагов Византии — мусульманских владетелей Закавказья. Сын Игоря Святослав (945-972 гг.) разгромил слабеющий Хазарский каганат, прошел по Предкавказью, победил «ясов и касогов» (алан и адыгов) и основал русское княжество на Таманском полуострове — Тьмутаракань. Затем Святослав попытался включить в сферу своего влияния Болгарию и утвердить центр своей державы на нижнем Дунае, для чего разделил Русь между сыновьями и перенес свою резиденцию в захваченный город Переяславец на Дунае. Эта политика привела к столкновению с Византией: в новой войне коалиция славян, болгар, венгров и печенегов потерпела поражение, и по договору 971 г. Святослав вынужден был уйти из Болгарии. По дороге домой он был убит печенегами у днепровских порогов.

В правление Владимира Святославича и Ярослава Мудрого далекие походы прекратились: основные восточнославянские земли уже были объединены, и наступило время внутреннего обустройства молодого государства. Владимир заключил новый союз с Византией. Ярослав в 1017 г. вступил в союз с германским императором Генрихом II против Польши, и в итоге в 1031 г. с соседней страной были установлены мир и граница в районе современного Бреста. У могущественного киевского князя искал поддержки изгнанный норвежский король Олаф Святой. Одна из дочерей Ярослава, Анна, была выдана замуж за французского короля Генриха I, другая, Елизавета, — за брата Олафа короля Харальда Смелого. Своих сыновей, Изяслава и Всеволода, князь женил на польской и византийской принцессах. Пытаясь утвердить независимость русской церкви от Константинопольского патриарха, Ярослав добился того, что духовенство избрало первого русского митрополита Илариона.

С конца X в. на первый план вышла другая задача — защиты русских земель от кочевников. Князь Владимир Святославич приступил к созданию общегосударственной системы обороны пограничных со степью областей: «Нача ставити городы по Десне, и по Востри, и по Трубежеви, и по Суле, и по Стугне. И поча нарубати муже лучшие от словен, и от кривич, и от чуди, и от вятич, и от сих насели грады, бе бо рать от печенег». Остатки этой оборонительной системы позднее стали называться Змиевыми валами. Известные по былинам «заставы богатырские» кое-где сохранились до сих пор — это десятки городищ-крепостей вокруг Киева и ниже его по притокам Днепра с обеих сторон. Броды на самом Днепре также охраняла система крепостей — Канев, Витичев, Заруб, чьи сигнальные огни могли быстро передать в столицу известие о приближении врага. Построенные Владимиром крепости Василев, Белгород, Новгород Малый, Переяславль смогли выдержать печенежскую осаду во время войны 988-997 гг., когда сам князь едва не попал в плен.

После разгрома Ярославом Мудрым печенежской орды под Киевом в 1036 г. главная оборонительная линия переносится дальше на юг — на реку Рось, где через каждые 10-15 км новую границу стерегли крепости Юрьев (современная Белая Церковь), Богуслав, Корсунь и др. На левом берегу Днепра границей Руси в XI в. стали река Сула и ее притоки, по которым стояли укрепления, предназначенные для отражения нападений нового противника — половцев, вытеснивших из южнорусских степей печенегов.

Половцы пришли из казахских степей в Поволжье в начале XI в., а в середине века они появились уже у границ Руси. С этого времени русские летописи постоянно сообщают о грабительских набегах половцев на пограничные княжества: с 1061 г. по 1210 г. они совершили 46 больших походов на Русь, мелкие же набеги сосчитать невозможно. Половецкие ханы стали участниками русских междоусобиц на стороне то одного, то другого князя. Союзы русских князей с половцами нередко скреплялись браками: ханы отдавали своих дочерей и сестер за русских князей. С конца века оборону самого опасного участка южной границы — Переяславской земли – возглавил Владимир Мономах. По инициативе князя система укреплений дополнилась новыми городищами и крепостями, построенными как на высоких склонах, так и в болотистой пойме реки, — они надежно прикрывали броды и основные дороги. Укрепления располагались так, что сведения о появлении степняков передавались с помощью световой сигнализации по всей линии крепостей.

Сами же половцы к концу XI в. образовали несколько объединений — орд, владевших определенной территорией и «городами» — Шаруканом, Сугровом и др. Эффективная организация обороны в сочетании с налаженной разведкой позволили Владимиру Мономаху предпринимать глубокие рейды в «Дикое поле». Успешные походы 1095, 1103, 1109, 1111, 1116, 1120 гг. и разгром половецких укрепленных поселений заставили половцев откочевать далеко от границ Руси — в Грузию и Венгрию, а русские дружины возвращались «с добытком и с челядью».

Однако такие успехи были не всегда. Усиление натиска половцев в условиях раздробленности и нежелание многих князей участвовать в совместных действиях приводили к тому, что наиболее удачливые ханы «стучали саблей» в Золотые ворота Киева, как, например, Боняк и Тугоркан в 1096 г. Заручившись поддержкой некоторых русских князей, кочевники могли громить целые волости: так, в 1160 г. в качестве союзников князя Изяслава Давыдовича Черниговского половцы угнали из-под Смоленска более 10 000 пленных, в 1176-1177 гг. вместе с рязанским князем Глебом разорили Москву и окрестности Владимира, а после неудачного похода в степь князя Игоря Святославича Новгород-Северского в 1185 г. они пытались штурмовать города Переяславль и Путивль.

В то же время другие кочевники защищали Русь. На правом и левом берегах Днепра русские князья держали вассальные кочевые объединения «своих поганых» (от лат. «язычник»), некогда разбитых половцами, — печенегов, торков, ковуев, берендеев (на Руси они имели общее название «черные клобуки»), с определенными участками для кочевий и с укреплениями-городками. Они использовались в качестве разведчиков и мобильной военной силы для предотвращения половецких набегов и погони за их ополонившимися отрядами.

Со степняками не только воевали, но и торговали: кочевники пригоняли для продажи табуны лошадей и другой скот в обмен на ткани, меха, оружие. Через степь проходили международные торговые пути («Залозный» связывал Русь со странами Закавказья, а «Солоный» вел вдоль Днепра в Крым, откуда доставляли соль), и половцы получали значительные выгоды в виде пошлин с купеческих караванов. Постоянное тесное общение кочевников с Русью приводило к тому, что русские дружинники усваивали кочевническое оружие и приемы боя, а половцы переходили к полуоседлости в наиболее пригодных для этого участках степи; в их среду проникало христианство. В 1223 г. в приазовских степях русские дружины вместе с половцами сражались при Калке против новых завоевателей — монгольских войск, а в 1226 г. русско-половецкое войско совершило поход в Крым против турок-сельджуков, напавших на важный торговый центр и порт Судак. Процесс взаимовлияния двух экономических систем и этносов прервался в 30-х гг. XIII в. с татаро-монгольским нашествием.

ayratmusin

Автор блога "Учитель в небольшом городе"

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *